17 сентября


12:33

Гончарук прокоментував свій коментар щодо ПриватБанку

10:18

Прем’єр Гончарук не виключає «компроміс» із Коломойським щодо ПриватБанку

09:12

«Слуги народу» пропонують змінити закон «Про столицю» і провести вибори мера Києва у грудні

08:58

Будинок колишньої глави Нацбанку Гонтаревої спалили

08:40

Дoба ООС: один наш військовий загинув, двох поранено

16 сентября


17:28

Після програного Зеленським парі чиновників міської ради Дніпра оголошено в розшук

17:07

Скасовано постанову Матіоса про «засекречення» декларацій військових прокурорів

12:55

І цього тижня Зеленський не зможе відібрати у Авакова Нацгвардію

12:23

Бюджет-2020 презентують нардепам у п’ятницю

12:11

Посольство США сподівається, що нова ЦВК буде не гірше той, що розігнав Зеленський

11:59

Богдан - о фракції «Слуга народу»: там є «божевільні, психічно хворі»

08:41

Доба ООС: поранено одного військовослужбовця

15 сентября


17:27

Рада отримала проект держбюджету-2020

09:03

Доба ООС: обстріли не припиняються

14 сентября


14:59

Зеленський наклав вето на Виборчий кодекс з відкритими списками

08:50

Доба ООС: поранено вісьмох наших військових

13 сентября


18:44

У Кремлі наполягають: спочатку фіксація «формули Штайнмайера» - потім «нормандська» зустріч

17:26

Для Коломойського відкрилося «хороше вікно»: крізь нього він бачить вихід із ситуації з ПриватБанком

16:52

Меру Дніпра не пробачили вигране у Зеленського парі: у міськраді обшук

13:58

Порошенко прийшов на допит до ДБР – ДБР прийшло з обшуком до банка Порошенка

13:34

Стало відомо, під приводом чого намагаються вилучити у ПриватБанку документи, «пов'язані з юридичним захистом банку»

13:20

Зеленський прокоментував «фото тижня»

12:19

Чоловічки Зеленського передумали відстороняти Геращенко від засідань Ради

12:08

Зеленський: АМКУ перезапускається – голова АМКУ залишається

11:38

Рада розпустила ЦВК

10:06

Нацрада з питань ТБ створила групу для захисту інформаційного простору

09:36

Екс-заступник голови ЦВК: розпуск Центрвиборчкому - підґрунтя для референдумів

08:53

Доба ООС: загинув боєць Нацгвардії

12 сентября


18:04

Зеленський анонсував обговорення «формули Штайнмаєра»

17:37

МЗС запевняє, що денонсацію угод із Росією та СНД буде продовжено

ОТВЕТНОЕ СЛОВО

«Оффшорные счета? Пусть ищут!»

Обвиняемая Тимошенко в интервью «Обкому» пожалела судью Киреева, отослала в прошлое Януковича и обозвала «проблему Богословской» - «бесконечно ничтожно малой величиной».


Пятница, 24 июня, Печерский суд г. Киева. Пока в заседании по делу Юлии Тимошенко объявлен перерыв, обвиняемая в коридоре дает интервью «Обкому». Экс-премьер выглядит собранной, хотя и здорово уставшей. Немудрено, если учесть целый ряд обстоятельств, при которых проходит судебное заседание.

- Скажите, вам не сильно мешает то, что за вашей спиной сидит Инна Богословская?

- (Устало) Ну, что вы, Боже мой… Разве это вообще фактор, на который стоит обращать внимание?.. Я считаю, что сейчас есть гораздо более серьезные проблемы. Вот, например, пока мы ведем это судебное заседание, пошла новость о том, что НКРЭ (Национальная комиссия регулирования электроэнергетики – «Обком») обратилась к Министерству топлива и энергетики с требованием передать газотранспортную систему от НАК «Нефтегаз» в «Укртрансгаз». Вот это, честно говоря, меня даже во время судебного заседания не просто смущает; я считаю, что это первый звонок к началу сдачи газотранспортной системы. Возможно, вы помните, что, кажется, в 2000-м году более чем 400 голосами депутатов был принят закон моего авторства, запрещающий любые манипуляции с газотранспортной системой.

- Еще в 2006 году был запрет на приватизацию, - любезно подсказывает лидеру партии глава парламентской фракции «БЮТ-Батьківщина» Иван Кириленко.

- Да, там было запрещено просто все...И то, что они сейчас это делают… они, по сути, под прикрытием этой громкой риторики о цене на газ, реально пытаются 150-миллиарднодолларовую собственность просто разделить между собой. Вот это страшно! (С улыбкой) А тот вопрос, который вы задаете – это бесконечно ничтожно малая величина…

- Юлия Владимировна, помимо уже имеющихся уголовных дел, известно ли вам о каких-то еще делах, которые могут возбудить «по вашу душу»?

- (Со смехом) Пока еще нет. Если вам что-то известно, сообщите мне, потому что я…

- К примеру, известно ли вам о поисках денег в оффшорных зонах…

- (С готовностью)…О, вот это пусть ищут. Это пусть ищут, тут я совершенно спокойна, потому что я не то, что не имею оффшорных счетов, а даже никогда об этом не думала. Я не приватизировала теневым образом никакой собственности; я никогда не переводила государственных денег на оффшоры; и в моих действиях после такой полуторагодичной проверки - а вы понимаете, что они проверяли от души и глубоко, да? – они ничего не нашли. Я хотела бы, чтобы это о чем-то гражданам Украины говорило. Что не всегда политики такого уровня, как президенты и премьеры, - продажны. Не всегда. Иногда бывают исключения.

Если бы что-то было, они бы нашли. Я в этом не сомневаюсь.

- Какое впечатление произвел на вас судья по вашему делу? Коллеги по прокуратуре в приватных разговорах говорят: мол, молодой еще, неопытный…

- (Вздыхает) Несчастный человек. Вот, я смотрю на него: несчастный человек. Он взял обязательство, его для этого перевели указом Президента. Знаете, по-человечески мне его просто жаль. Это мне напоминает такую картинку из детства: знаете, шарманщик, а у него на плече – попугай. И этот попугай клювом вытягивает записочки о судьбе человека. Знаете, записочки ведь пишет не попугай….И потому я не хочу, чтобы так выглядели наши судьи. Не-хо-чу! Я не хочу, чтобы мысли и позиция судьи не стоили даже той кожаной папки, в которой он получил указания из Администрации Президента!

Я…мне просто стыдно за такой суд в Украине, вот это правильное слово: «стыдно». И я считаю, что после того, как уберут эту власть, первая реформа, которую нам надо делать, - это независимый, компетентный, профессиональный, но в то же время и подотчетный гражданскому обществу суд. Чтобы не сформированный Президентом Украины Высший cовет юстиции назначал и увольнял судей, а чтобы это делалось путем, не зависящим от какой бы то ни было ветви государственной власти. Ни от парламента, ни от Президента.

Такая модель разработана нами целиком и полностью, и я думаю, что после того, как этот абсурд завершится, я соберу всех компетентных людей, в том числе журналистов, и презентую эту систему. Она, на мой взгляд, дает ответы на вопросы.

- А вам не кажется, что, находясь сейчас в здании суда в статусе обвиняемой, вам слишком рано обо всем этом думать?

- Рано думать о чем?

- О реформах.

- Вы знаете, думаю, что мы на 20 лет опоздали с раздумьями о том, как должна выглядеть наша страна. Мы были обязаны провести интеллектуальную творческую работу. Причем честно и морально. То есть я не сомневаюсь, что интеллектуальную и творческую работу могли провести, а вот честную и моральную – к сожалению, нет. Потому что власти присущи попытки подтянуть под себя все, что только можно подтянуть. И сейчас мы уже имеем последствия, последний этап такого государственного, в кавычках, мышления, которое демонстрировалось 20 лет.

Поэтому я считаю, что сейчас необходимо выполнить ту работу, которую мы не выполнили за 20 лет. Нам нужно представить новый проект страны, с новыми правилами жизни.

- Опять «Идеальная страна»?

- Вы знаете, я никогда не прекращу верить в «идеальную страну». Потому что у нас для этого есть все. Есть право и возможность проанализировать опыт наших соседей, в том числе стран, которые уже по 100-200 лет живут в либеральной демократии. Мы можем учесть их ошибки, можем подумать над правильными формами. И вот такую работу сегодня надо делать. А суды… извините, но они меня уже почти не интересуют. Может, это и выглядит как-то легковесно, но я считаю, что все, что мы сейчас видим – все эти судилища, Президент Янукович, - это уже прошлое. Прошлое не потому, что они находятся при власти уже много лет, а потому что в сознании людей их уже списали.

- Но это прошлое еще вполне может помешать вам строить свое будущее…

- Вы знаете, я, честно говоря, не отделяю свое будущее от того, что будет в стране. Я вам это искренне говорю. Ну, какое мне нужно будущее, если тут будет полный развал? - и это при том, что я всю свою сознательную жизнь посвятила тому, чтобы развала не было.

- Но если вас посадят, то стоит ли чего-то такое будущее?

- Я думаю, что стоит за «идеальную страну» бороться. Может, это единственное, за что стоит бороться. То есть быть народным депутатом, премьером, президентом, где-то накапливать, как вы говорите, на оффшорах деньги – это, как по мне, очень мелко для государственного деятеля. Это неправильно. Я думаю, что много людей до нас ходили на смерть…

(Здесь рядом с нами в коридоре Печерского суда появляется помощник судьи и торжественно-надтреснутым голосом объявляет: «Уважаемая обвиняемая, прошу вас пройти в зал суда, заседание возобновляется!». Тимошенко бросает ему: «Я иду» - и продолжает):

- …ходили на смерть и в тюрьму сознательно. Почему? Потому что у них была мечта и была идея. И тогда не страшно ходить ни на смерть, ни в тюрьму. А если идея – это оффшорные деньги, то тогда страшно и в тюрьму и вообще куда угодно. Но мне не то, чтобы совсем не страшно – просто я считаю, что моя жизнь посвящена правильной цели.

- Последний вопрос: вам не жарко сидеть в зале суда в этом пиджаке?

- (Вздыхает) Жарко. А что вы предлагаете – раздеться? (заливисто смеется).


Евгений КУЗЬМЕНКО

Версия для печати  Версия для печати

25 Июня 2011 10:52


 

 

Генпрокурор Луценко каже, що 31 травня врятував ціле місто. На яку нагороду він, на Вашу думку, за цей вчинок заслуговує?

Запрошення на чергове засідання РНБО України (3)

Обрання членом РНБО врятованого їм міста (13)

Дострокового присудження звання Генпрокурор-лейтенанта (12)

Повного зібрання підручників юридичного вишу (56)

Червоного диплома юриста з золотими літерами (6)

Медалі «Рятівник Третього Тисячоліття» (116)

Урочистого рукостискання від Зеленського (42)

Введите, пожалуйста, цифры с рисунка: