22 мая


12:44

Операція «Гірдон»: Гіркін усім задоволений, а Гордона вважає дурнем, мерзотником, майже го…доном

14 мая


15:42

Окупанти «ізолювали» у Донецьку обвинуваченого у справі МН17

17 сентября


12:33

Гончарук прокоментував свій коментар щодо ПриватБанку

10:18

Прем’єр Гончарук не виключає «компроміс» із Коломойським щодо ПриватБанку

09:12

«Слуги народу» пропонують змінити закон «Про столицю» і провести вибори мера Києва у грудні

08:58

Будинок колишньої глави Нацбанку Гонтаревої спалили

08:40

Дoба ООС: один наш військовий загинув, двох поранено

16 сентября


17:28

Після програного Зеленським парі чиновників міської ради Дніпра оголошено в розшук

17:07

Скасовано постанову Матіоса про «засекречення» декларацій військових прокурорів

12:55

І цього тижня Зеленський не зможе відібрати у Авакова Нацгвардію

12:23

Бюджет-2020 презентують нардепам у п’ятницю

12:11

Посольство США сподівається, що нова ЦВК буде не гірше той, що розігнав Зеленський

11:59

Богдан - о фракції «Слуга народу»: там є «божевільні, психічно хворі»

08:41

Доба ООС: поранено одного військовослужбовця

15 сентября


17:27

Рада отримала проект держбюджету-2020

09:03

Доба ООС: обстріли не припиняються

14 сентября


14:59

Зеленський наклав вето на Виборчий кодекс з відкритими списками

08:50

Доба ООС: поранено вісьмох наших військових

13 сентября


18:44

У Кремлі наполягають: спочатку фіксація «формули Штайнмайера» - потім «нормандська» зустріч

17:26

Для Коломойського відкрилося «хороше вікно»: крізь нього він бачить вихід із ситуації з ПриватБанком

16:52

Меру Дніпра не пробачили вигране у Зеленського парі: у міськраді обшук

13:58

Порошенко прийшов на допит до ДБР – ДБР прийшло з обшуком до банка Порошенка

13:34

Стало відомо, під приводом чого намагаються вилучити у ПриватБанку документи, «пов'язані з юридичним захистом банку»

13:20

Зеленський прокоментував «фото тижня»

12:19

Чоловічки Зеленського передумали відстороняти Геращенко від засідань Ради

12:08

Зеленський: АМКУ перезапускається – голова АМКУ залишається

11:38

Рада розпустила ЦВК

10:06

Нацрада з питань ТБ створила групу для захисту інформаційного простору

09:36

Екс-заступник голови ЦВК: розпуск Центрвиборчкому - підґрунтя для референдумів

08:53

Доба ООС: загинув боєць Нацгвардії

МИНИСТР И НЕМЦЫ

Правдивая история Юрия Луценко

Вчерашняя пресс-конференция министра внутренних дел Украины развеяла все сомнения и нелепые домыслы, выдуманные внешними и внутренними врагами насчет неправильного поведения Юрия Витальевича за границей нашей Родины. Как и следовало ожидать, фигурант скандала оказался ни при чем, и даже более того.


«Ты, гроза, напои меня,

Допьяна, да не до смерти».

(Песня Штирлица)

Шокирующее выступление Юрия Витальевича позволило «Обкому» увидеть произошедшее как наяву, и мы, влекомые чувством врожденной справедливости и патриотизма, попытались реконструировать события, случившиеся с немцами и министром в ходе официального визита последнего в Сеул, так, как они произошли на самом деле.

…В тот злополучный предпраздничный день 4 мая ничего не подозревающий министр внутренних дел, его несовершеннолетний 19-летний сын Александр, а также два высокопоставленных мента рангом помельче – Максумец и Карлюг – встретились в аэропорту «Борисполь», чтобы слетать в корейский город Сеул и как следует навестить местных товарищей, поднаторевших в организации всевозможных чемпионатов по футболу.

На пороге аэропорта их неожиданно встретил заместитель начальника одного из линейных отделов Алексей Хвесенко.

– А, проходи, дорогой, – с широкой улыбкой сказал Хвесенко, поправляя форменную тюбетейку и лениво перекатывая из руки в руку спелую дыню. – Пить будем, гулять будем!.. Ну что, Юра, как всегда?

– Извини, дорогой, ты же знаешь, что я не пью, – вежливо ответил Луценко. – Если можно, помоги нам с оформлением документов на багаж и сопроводи в пункт контроля авиабезопасности. У нас официальный визит в Республику Корея.

Хвесенко растерялся до такой степени, что позволил Максумцу и Карлюгу отобрать у себя дыню.

– Провокатор вонючий, – засмеялся Максумец, запихивая дыню в необъятный карман форменного кителя. – Ты что, не знаешь, что Юрий Витальевич – это министр-реформатор? Он самого Рината на чай приглашал, и даже Борю чуть не посадил, помешала мафия. Он сейчас рюмку хлопнет, а Балога воспользуется!

– Да ну! – обалдело выдохнул Хвесенко. – Ты подумай! У Балоги ж, вроде, жена есть, и эта, как ее, Петевка…

– Да ему эта Петевка уже вот где, – Максумец щелкнул себя пальцем по горлу. – Выпить есть?

Хвесенко расплылся в улыбке:

– А то как же! «Билэнька», «Вдала», «Улюблена»…

– А капуччино нету? – смущенно спросил Луценко. – Можно из пакетика, я заплачу.

– Извините, шеф, но это может быть провокация! – заметил бдительный Максумец. – Давайте лучше я заплачу, с меня взятки гладки, причем, неоднократно.

Хвесенко, закусив губу, провел товарищей в ресторан «Зоряне небо», где все выпили по чашечке капуччино, занюхав рукавами форменных кителей, и так три с лишним раза. После чего вылетели обычным рейсовым самолетом во Франкфурт – министр внутренних дел не любил правительственные чартеры еще со времен Майдана.

Хвесенко, прищурив глаза, наблюдал за взлетающим самолетом, пока он не скрылся за горизонтом, а затем достал слишком дорогой для его зарплаты мобильный телефон и набрал номер Секретариата Президента.

…Время в самолете пролетело незаметно. Члены министерской делегации перекинулись в шахматишки, выпили на брудершафт пару бутылок минералки под огурцы, закатанные женой Карлюга, сыграли в футбол в один иллюминатор и удалили с поля нарушившую правила стюардессу. С трапа в аэропорту Франкфурта скатились на дипломатах, чем привели местных диспетчеров в несказанный восторг.

– Три бутылки шнапса и губную гармошку, пожалуйста! – заказал Максумец, удобно развалившись за столиком аэропортовского ресторана и глядя на юного официанта с интернациональным ментовским прищуром. – Шнеля, маленький гитлерюгенд.

– Э… Извините, данке шеен, – мягко сказал Луценко испуганному и явно нечистому на руку официанту. – Видите ли, мой юный друг, это такой рюски шютка. Мы на самом деле вовсе не пьем, у нас официальный визит в Республику Корея. Нет ли у вас капуччино? Я заплачу.

Официант понимающе кивнул и унесся на кухню. Там он достал из-под форменной куртки дорогой мобильный телефон и, набрав знакомый номер по роумингу, сказал в него:

– Хайль Балога! Ай-цвай, полицай, драй-фир, гренадир! Капуччино просят, герр штурмбанфюрер… «Билэнька», «Вдала» или «Улюблена»? Яволь, герр Янукович, я только исполнять приказ…

…Время до рейса Франкфурт-Сеул пролетело незаметно. Члены делегации выпили по штофу капуччино из горла, постреляли резиновыми пулями в бармена (ни разу не попали, так что пришлось добивать ложками), сыграли в крестики-свастики на раздевание, после чего отправились к стойке «Люфтганзы» через разбитое по ходу дела окно ресторана.

Фройляйн, производившая процедуру регистрации, сразу не понравилась Луценко: она была как две капли воды похожа на эсэсовку Барбару, мучившую детей радистки Кэт. Кроме того, она была… Нет, это было невозможно!

– А, русиш швайн! – злобно захохотала Барбара. – Млеко, яйки?!

– Видите ли, барышня, – вежливо сказал Луценко, – у нас официальный визит в Республику Корея. Будьте добры, пропустите нас на самолет.

– Зибен-зибен, ай-лю-лю! – хихикнула Барбара и явственно покачнулась. – Зибен-зибен, ай-цвай, Раша гудбай, дансинг!

– Слышь, шеф, ты не поверишь, но она, по-моему, пьяная! – дернув Луценко за рукав, прошептал ему на ухо Карлюг. – Как бы не вышло каких международных неприятностей, которые могут навредить евроинтеграции.

– Да быть не может! – возмутился министр. – Она же на работе…

– Я сказала – ДАНСИНГ! – внезапно взвизгнула Барбара и, резко повернувшись к Луценко спиной, лягнула его каблуком в живот.

Министр машинально оттолкнул ее, и фройляйн «Люфтганзы» с хриплым криком картинно упала на пол.

– Ахтунг, ахтунг! – закричала Барбара, едва сдерживая подлое хихиканье. – Милиция!

– Чего орешь, мы тут, – грубо сказал Максумец, на всякий случай пиная ее по почкам. – Кто тебя, сироту, обидел?

– Я-я, – сказал сзади незнакомый голос, и члены делегации, обернувшись, увидели, что их окружают немецкие полицаи. Главный каратель держал в руках мобильник и накручивал на нем подозрительно знакомый киевский номер.

Хлебнув еще немного крепкого капуччино из карманной фляжки, Луценко вдруг заметил, что в руках полицаев красуются новенькие автоматы «шмайссер», а на рукавах – красные повязки со свастикой.

– Я помню, я горжусь, – с достоинством сказал Луценко и, достав из кармана Георгиевскую ленту, повязал ее на рукав. То же самое сделали и остальные члены делегации. Максумец, за неимением ленты, воспользовался рулоном туалетной бумаги, украденной из ресторанного туалета.

– Рот-фронт! – сказал он и отдал полицаям честь.

– Дас ис фантастишь, – пробормотал главный полицай. – Гитлер юбер аллес.

– Ура! – крикнул Луценко и ударил его носком ботинка в пах. Потом проделал аналогичную операцию еще с тремя полицаями. – Русские не сдаются!

Загремели выстрелы. Члены делегации бросились за стойку регистрации и залегли там, изредка отстреливаясь из одного на всех пистолета «Форт».

– Черт побери, да что же происходит?! – возмутился Луценко, прижимаясь к земле. – Мы же летим с официальным визитом…

– Да они все пьяные! – отчаянно крикнул ему на ухо Карлюг. – Где они только умудрились!

– А скажут, что это мы были нажравшись в зюзю, – угрюмо подхватил Максумец. – Знаю я этих фрицев, мне дед еще рассказывал. Такие брехуны. У них есть газета такая – «Бильд», туда еще Геббельс заказухи пописывал…

– А теперь, небось, Балога у них главным редактором, – пошутил Луценко.

– Эй, рюски Иван, сдавайся! – донеслось из-за стойки. – Многие пристрастилься к хороший кофе в наших концлагеря. Всем, кто сдалься, гарантируем горячий ужин и наше радушие!

– Хер вам! – крикнул Луценко и метнул на голос свой тяжелый мобильный телефон «Нокия N95 8 Гигабайт». Раздался вопль, и голос затих.

– Ну, кто еще хочет комиссарского тела?! – зловеще захохотал Луценко. – Ну-ка, сынок, дай свою трубу…

Внезапно труба зазвонила. Министр сразу узнал знакомый номер.

– Что, Юрочка, опять нажрался? – ласково сказала Тимошенко. – Еще, небось, и в немецком тылу, да?

– Юля, гадом буду, пил только капуччино! – отчаянно крикнул Луценко, выпуская три последних резиновых пули над головами врага. – Они сами все бухие в стельку. Это провокация!

– Я знаю, Юрочка, я знаю, – устало сказала Тимошенко. – Тем более, у меня тут Янукович сидит, так он говорит, что тебе васиздас.

– Чего?!

– Ну, наверно, он имеет в виду, что капец тебе, Юра. Водка еще никого до добра не доводила. Да, еще Балога привет передавал… Последняя граната есть, чтоб подорваться?

– Нет, – растерялся Луценко.

– Жалко, – вздохнула Тимошенко. – Ладно, алконавт несчастный, приедешь, я тебя сама подорву. Дай трубку полицаю.

Луценко машинально сунул мобильник подошедшему карателю.

– Яволь, майн либен Юля, – с облегчением сказал в телефон полицай и, посмотрев на съежившегося у него в ногах министра, добавил с издевкой: – Примите наш извинений, герр полицмейстер, случился нелепий недоразумение.

– Давно бы так. – Луценко, отряхнувшись, встал на ноги. – Не поможете ли с ночлегом и оформлением документов? Мы летим с официальным визитом в Республику Корея.

…Время в самолете пролетело незаметно.


Василий РЫБНИКОВ

Версия для печати  Версия для печати

13 Мая 2009 10:19


 

 

Генпрокурор Луценко каже, що 31 травня врятував ціле місто. На яку нагороду він, на Вашу думку, за цей вчинок заслуговує?

Запрошення на чергове засідання РНБО України (5)

Обрання членом РНБО врятованого їм міста (14)

Дострокового присудження звання Генпрокурор-лейтенанта (16)

Повного зібрання підручників юридичного вишу (68)

Червоного диплома юриста з золотими літерами (7)

Медалі «Рятівник Третього Тисячоліття» (141)

Урочистого рукостискання від Зеленського (53)

Введите, пожалуйста, цифры с рисунка: