26 марта


14:53

У Києві скасували анонсовану півторадобову комендантську годину. Перехід на “літній час” ще не скасовано

12:38

Україна переводить стрілки на годину вперед, у Києві - комендантська година на півтори доби

21 марта


12:42

21.03.2022 у Києві та області на півтори доби вводять "посилену" комендантську годину

15 марта


15:06

У Києві та області знову запроваджують комендантську годину на півтори доби

11 марта


17:53

Міноборони РБ: інформація про ракетний удар по білоруському селу - фейк. Проте вторгнення в Україну готується

16:31

Російські літаки зайшли з території України і нанесли вогневе ураження по населених пунктах у Білорусі

15:58

Міністр оборони України звертається до народу Білорусі

22 мая


12:44

Операція «Гірдон»: Гіркін усім задоволений, а Гордона вважає дурнем, мерзотником, майже го…доном

14 мая


15:42

Окупанти «ізолювали» у Донецьку обвинуваченого у справі МН17

17 сентября


12:33

Гончарук прокоментував свій коментар щодо ПриватБанку

10:18

Прем’єр Гончарук не виключає «компроміс» із Коломойським щодо ПриватБанку

09:12

«Слуги народу» пропонують змінити закон «Про столицю» і провести вибори мера Києва у грудні

08:58

Будинок колишньої глави Нацбанку Гонтаревої спалили

08:40

Дoба ООС: один наш військовий загинув, двох поранено

16 сентября


17:28

Після програного Зеленським парі чиновників міської ради Дніпра оголошено в розшук

17:07

Скасовано постанову Матіоса про «засекречення» декларацій військових прокурорів

12:55

І цього тижня Зеленський не зможе відібрати у Авакова Нацгвардію

12:23

Бюджет-2020 презентують нардепам у п’ятницю

12:11

Посольство США сподівається, що нова ЦВК буде не гірше той, що розігнав Зеленський

11:59

Богдан - о фракції «Слуга народу»: там є «божевільні, психічно хворі»

08:41

Доба ООС: поранено одного військовослужбовця

15 сентября


17:27

Рада отримала проект держбюджету-2020

09:03

Доба ООС: обстріли не припиняються

14 сентября


14:59

Зеленський наклав вето на Виборчий кодекс з відкритими списками

08:50

Доба ООС: поранено вісьмох наших військових

13 сентября


18:44

У Кремлі наполягають: спочатку фіксація «формули Штайнмайера» - потім «нормандська» зустріч

17:26

Для Коломойського відкрилося «хороше вікно»: крізь нього він бачить вихід із ситуації з ПриватБанком

16:52

Меру Дніпра не пробачили вигране у Зеленського парі: у міськраді обшук

13:58

Порошенко прийшов на допит до ДБР – ДБР прийшло з обшуком до банка Порошенка

13:34

Стало відомо, під приводом чого намагаються вилучити у ПриватБанку документи, «пов'язані з юридичним захистом банку»

НАВЕКИ В СТРОЮ

Портянки

Гениальная идея Президента Виктора Януковича задействовать чиновников всех уровней в военных учениях с использованием портянок нашла чрезвычайно горячий отклик в редакции «Обкома».


По нашему глубокому убеждению, проводить эти полезные маневры необходимо на самом высоком уровне – с участием самого Президента. Оружие, в идеале, должно быть настоящим, а обстановка – максимально приближена к боевой.

И выглядеть все должно примерно так.

***

СИНИЕ. ЛАГЕРЬ

(6.30)

Изюмский лес. Большая Поляна имени Кушнарева. В центре поляны – мемориальная Избушка Егеря, в которой расположен штаб Синих. В нем проживают главковерх Виктор Янукович и его адъютант Михаил Чечетов. Ночью Лидер выгоняет Чечетова спать на улицу в одной плащ-палатке на голое тело, потому что тот кричит во сне партийные лозунги и мешает командиру сосредоточиться.

Рядом со штабом размещены полевая кухня под управлением Инны Богословской и полевой же госпиталь на шесть персон, которым заведует Анна Герман. Женщины недолюбливают друг дружку, но вынуждены сотрудничать из-за ночных попоек с солдатами, на которые первая таскает жареную картошку, а вторая – медицинский спирт.

Сами попойки проходят в казарме, которая представляет собой большую полевую палатку с двухъярусными кроватями, сушилкой, каптеркой, кубриком психологической разгрузки (т. н. «януковской комнатой») и оружейным шкафом. Перед входом в палатку находится тумбочка, у которой стоит по стойке смирно вечный дневальный Петр Симоненко, которому Виктор Янукович в первый же день объявил шесть нарядов вне очереди за то, что тот начал проявлять малодушие и проситься домой к маленьким детям.

Ночные оргии проходят тайно, при тусклом свете походной коногонки – бойцы боятся начальника особого отдела Валерия Хорошковского, чей гламурный погребок с гауптвахтой вырыт совсем рядом с казармой. Как только Хорошковский выходит из него на ночной обход территории или в сортир, Петр Симоненко ухает совой, и все участники пьянки прячутся под одеяло (иногда под одно). В благодарность за караульную службу Петру Николаевичу дают бутерброд и кружку компота, в который Анна Герман всякий раз добавляет лошадиную дозу брома из походной аптечки, чтобы дневальный не удрал в самоход к семье.

На поляне также имеются небольшой плац с флагом Партии регионов на флагштоке и спортивный уголок с турником и гимнастическими брусьями, на которых постоянно извивается полуголый Сергей Тигипко. Всякий раз, когда мимо проходят Герман или Богословская, Тигипко напрягает мышцы и принимает картинные позы.

Светает.

Дневальный Симоненко, ежась от утренней прохлады, смотрит на часы «Патек Филипп» и, дождавшись 6.30, отвратительно дует в кожаный горн, подаренный ему женой на День всех влюбленных.

СИМОНЕНКО (страшно кричит, сунув голову внутрь палатки): Рота, сорок пять секунд – подъе-о-ом!!! На зарядку станови-и-ись!

Из палатки вылетает пахучая портянка Михаила Бродского и обвивается вокруг головы Петра Николаевича. Крики дневального становятся неразборчивыми. Его тошнит.

ЛИТВИН (в слезах заползая под одеяло): Мама, забери меня отсюда!

СИМОНЕНКО (выплевывая портянку): Подъем команда была! Вытер морду рушником и шире шаг, маменькин сынок!

БРОДСКИЙ (вразвалочку подходя к дневальному и лениво почесывая под уставными синими трусами филейную часть тела): Слышь ты, дух, чего орешь, приличным людям спать мешаешь? Опух, да? Нюх потерял?

СИМОНЕНКО (дерзко): Не потерял! Служу Советскому Союзу!

Бродский, грязно ухмыляясь, бьет Петра Николаевича кулаком в живот. Петр Николаевич издает томный вздох и конвульсивно обвивается вокруг тумбочки, норовя засунуть голову внутрь.

БРОДСКИЙ (зловеще): Я, между прочим, вчера вечером просил тебя портянки мне постирать. А ты, душара, дурака включил, да?

СИМОНЕНКО (судорожно): Ик!.. Ик!.. Прости, дедушка! Я постираю, честное пионерское!

ЛИТВИН (вскакивая с кровати верхнего яруса на пол и потрясая кулаками): Ну-ка немедленно прекратить это безобразие! Михаил Юрьевич, как вам не стыдно! Петр Николаевич годится вам в отцы!

Витька Янукович-младший на нижнем ярусе откидывает одеяло и страшно бьет Литвина волосатой ногой в копчик. Литвин с криком падает вперед и врезается лицом в железную раму кровати напротив.

ВИТЬКА (зевая): Потухни, молодой. Спать мешаешь.

Бойцы постепенно просыпаются. Первым из палатки выскакивает бодрый Сергей Тигипко с голым торсом. Картинно задирая ноги, Тигипко начинает бегать по периметру поляны неправдоподобный кросс. Вокруг него, привычно выбирая выигрышный ракурс, хищно кружит бывший политолог, а ныне член партии «Сильная Украина» Кость Бондаренко с камерой, на которую он снимает шокирующее видео для партийной рекламы к выборам в местные советы.

Тем временем сержант Эльбрус Тедеев пинками выгоняет на спортплощадку разрумянившегося от страха Олеся Довгого.

ЭЛЬБРУС (с намеренно преувеличенным кавказским акцентом): Лэчь!.. Встат!.. Лэчь!.. Встат!.. Лэчь!.. Встат!.. Лэчь!.. Встат!.. Лэчь!.. Встат!.. Лэчь!.. Встат!

ОЛЕСЬ (отдуваясь): Все, Эльбрус, больше не могу!

ЭЛЬБРУС (сурово): Мамэ своэй расскажэш, шякала сын! Лэчь! Встат! Лэчь! Встат! Лэчь! Встат!

ОЛЕСЬ (зарываясь острым носом в траву): Эльбрус, клянусь Аллахом…

ЭЛЬБРУС (расстегивая тяжелый солдатский ремень с изогнутой по-дембельски пряжкой): Нэ клянысь, душара. Готовь лучшэ свою попку, я тэбя сэгодня послэ отбоя в солдаты буду посвящать.

ОЛЕСЬ (в ужасе): Ты что, брат, я же еще даже жениться не успел! Я же еще, можно сказать, ребенок!

ЭЛЬБРУС (плотоядно улыбаясь): Нэ бойся, нэверный, до свадьбы заживет. Падумаеш, дэсят ударов пряжкой по задныце. Всэ это праходылы, и ты пройдош.

ОЛЕСЬ (с надеждой в голосе): Слушай, брат, а давай я тебе лучше денег дам? У меня есть, много! Очень много!

ЭЛЬБРУС (довольно улыбаясь): Ну вот, так бы и давно. По сто штук баксов за каждий звиздюлин…

ОЛЕСЬ (поспешно): Годится!.. Только у меня сейчас свободных денег мало, все в землю вложено…

ЭЛЬБРУС (гневно): Э, я тэбя сэйчас самого в зэмлю вложу!

ОЛЕСЬ: Я займу! Я займу у дяди Лёни!

ЭЛЬБРУС (улыбаясь): Паищи кого-ныбудь другого. Твой дядя Льоня сам сэйчас у всэх занимает!

Ни с того ни с сего рядом с ними возникает на брусьях полуголый торс улыбающегося Сергея Тигипко. На голове у него красуется гламурный танкистский шлем.

ТИГИПКО (гнусно подмигивая): А ты хотел бы себе такого главнокомандующего?

ЭЛЬБРУС (кровожадно): Я тэбя сэйчас так захочу, что твой молдаванский мама вздрогнэт!

ТИГИПКО (задиристо): А ты мою маму не трожь, волосатый чучмек, а то я тебе так наваляю сейчас…

Пока Эльбрус бьет Тигипко головой о турник, Олесик убегает в направлении государственной границы.

***

СИНИЕ. ШТАБ

(7.00)

Мемориальная Избушка Егеря. Евроремонт. На лобном месте висит знаменитое фото Евгения Кушнарева, позирующего с винтовкой возле трупа убитого им волка. В углу рамки – две траурные ленточки.

Главнокомандующий Виктор Янукович, полусидя под одеялом в роскошной кровати, печально перебирает струны дорогой гитары.

ЯНУКОВИЧ (красиво поет, глядя на фото):

Почему все не так? Вроде все как всегда,

То же небо опять голубое,

Тот же лес, тот же воздух и та же вода,

Только он не вернулся из боя.

Нам и места в землянке хватало вполне,

Нам и время текло для обоих.

Все теперь – одному…

АЗАРОВ (входя в спальню главнокомандующего): Можно, Виктор Федорович?

ЯНУКОВИЧ (откладывая гитару): Можно Машку за ляжку!

АЗАРОВ (сконфуженно): Виноват! Разрешите присутствовать?

ЯНУКОВИЧ (брюзгливо): Разрешаю. А ты чего это со мной на державной мове не говоришь? На службу забил?

АЗАРОВ (сконфуженно): Винуватый, товариш головнокомандующий! Спав погано, жахи всякие снилися.

ЯНУКОВИЧ (глумливо): Что, опять кровосиси, как говорят, преследовали, ха-ха-ха?

АЗАРОВ: Они, кляти.

ЯНУКОВИЧ (потягиваясь): А где Чечетов?

ЧЕЧЕТОВ (входя): Я здесь, ваша светлость!

ЯНУКОВИЧ: Портянки выгладил?

ЧЕЧЕТОВ: Так точно! Разрешите намотать?

ЯНУКОВИЧ (высовывая ноги из-под одеяла): Как говорят, разрешаю.

Чечетов нежно наматывает на ноги командира батистовые портянки, на которых Анна Герман лично вышила пальму Мерцалова.

ЯНУКОВИЧ (покряхтывая от наслаждения): Да, блин, жалко, что меня не научили этому приятному приколу с портянками.

АЗАРОВ (недоуменно): А чёму?

ЧЕЧЕТОВ (неприязненно): Виктор Федорович, если вы не в курсе, в армии не служили. Они сидели в тюрьме, а там ходить в портянках не разрешали.

АЗАРОВ: А чёму, стесняюсь спытать?

ЯНУКОВИЧ: А тому, что в них можно было столько добра в камеру пронести, что тебе, Яныч, и в страшном сне не приснится. Слыхал шансон «Чифирь из портянки»?

АЗАРОВ (конвульсивно сглатывая): Нияк ни!

ЯНУКОВИЧ (качая головой): Вот ведь Пахло дремучее, чему тебя только в школе учили. Ладно, Яныч, иди строй роту. Я сейчас, как говорят, подгребу.

***

СИНИЕ. ЛАГЕРЬ

(8.00)

Рота Синих построена перед казармой в одну шеренгу. Бойцы наводят последний марафет, исподтишка поглядывая на скулящего в конце строя Владимира Литвина, у которого под глазом красуется толстая синяя блямба, заклеенная крест-накрест пластырем. Из палатки раздается богатырский храп Бродского и Януковича-младшего. Азаров, скрипя неразношенными сапогами, проводит утренний осмотр.

АЗАРОВ: Рядовой Коровицын! Почему шея не подбрита?

КОРОВИЦЫН (испуганно): Ой, мама забыла! Можно я быстро к ней сбегаю?

АЗАРОВ: Можно Машку за ляжку! Автомат твой где, боец?

КОРОВИЦЫН: Я его вчера в очко уронил, мама сейчас отмывает…

Из полевого госпиталя выскакивает Анна Герман с АК-74, по прикладу которого стекает не смытая впопыхах мыльная пена.

ГЕРМАН (подбегая к Коровицыну и вешая ему автомат на плечо): Все готово, сынок. Ты только, как будет время, воду из дула вылей.

КОРОВИЦЫН (хмуро): Чего так долго, мать? Позоришь меня тут перед строем…

ГЕРМАН (чмокая Коровицына в щеку): Ну извини, сынок, я ж еще Владимира Михайловича с утра пластырем заклеивала. Все, дорогой, с богом. Служи, как твой отец служил. Слушайся дядю Колю, жизнью понапрасну не рискуй. Вот тебе бутербродик с колбаской.

Из штаба выходят Янукович и Чечетов, Герман поспешно убирается на рабочее место.

АЗАРОВ (пронзительно): Ривняйся! Струнка! (На негнущихся ногах марширует к Лидеру): Пан главнокомандующий! За час вашого видсутствия и мого присутствия нияких прыгод не осталось!

ЯНУКОВИЧ (лениво): Попусти.

ЧЕЧЕТОВ (переводит): Вольно!

ЯНУКОВИЧ (подходя к солдатской шеренге): Привет, бродяги!

ЧЕЧЕТОВ (переводит): Здравствуйте, товарищи бойцы!

БОЙЦЫ (дружно): Здрав! Жев! Тов! Глав! Ком!

ЯНУКОВИЧ (озадаченно): Чего?

ЧЕЧЕТОВ (переводит): Поздоровались с вами.

ЯНУКОВИЧ: А-а… Попуститесь!

ЧЕЧЕТОВ (переводит): Вольно!

ЯНУКОВИЧ (подходя к Литвину): Опаньки! Откуда фингал, Вава?

ЭЛЬБРУС: Его сегодня утром родили в третий раз, гы-гы-гы!

АЗАРОВ (строго): Отставить разговорчики в строю!

ЯНУКОВИЧ (раздраженно): Вава, сопли подбери! Фингал откуда, спрашиваю!

ЛИТВИН (сипло): С лестницы упал.

ЯНУКОВИЧ (ухмыляясь): А-а, ну да, бывает.

СИМОНЕНКО (подпрыгивая вокруг тумбочки): Да откуда тут лестница, Виктор Федорович! Врет он все. Это его с утра деды отмудохали!

БРОДСКИЙ (из палатки): Ну все, сука, п..здец тебе, бля, стукач! Я тебя после отбоя, бля, в жо…

СИМОНЕНКО (поспешно): Я пошутил, Виктор Федорович! Никто Ваву мордой о кровать не бил! (Просовывает улыбающуюся физиономию в палатку): Спи, солдат, спокойной ночи, дембель стал на день короче…

БРОДСКИЙ (строго): Вот так-то. Живи в страхе, душара. (Засыпает).

ЯНУКОВИЧ: Ну что, сынки, все научились портянки наматывать?..

КОРОВИЦЫН (с дурной улыбкой): Да, мама очень хорошо наматывает.

ЯНУКОВИЧ (с угрозой): Кому?

КОРОВИЦЫН (улыбаясь еще шире): Мне, конечно. Не себе же, ха-ха-ха!

Лицо Януковича стремительно багровеет. Он уже заносит руку для удара, но, с опаской взглянув на Анну Герман, угрожающе показывающую ему кулак из-за полога медицинской палатки, расслабляется.

ЯНУКОВИЧ (сурово): Я б тебя, Коровицын, воспитал, да мамку твою жалко, всю жизнь на тебя, балбеса, извела. Знай одно: мужик, который не умеет мотать портянки, – это полный мудак и лагерное чмо.

ЧЕЧЕТОВ (льстиво): Золотые слова, Виктор Федорович! Золотой вы человек! Можно я запишу эту крылатую фразу в свой блокнотик?

ЯНУКОВИЧ (краснея): Можно Машку за ляжку…

В это время на поляну бесшумно вкатывается красивый дизайнерский танк с позолоченными гусеницами, десятью мигалками и эмблемой «Кадиллак» на орудийной башне. Из танка бодро выпрыгивает министр Анатолий Могилев.

МОГИЛЕВ: Всем привет! Фельдъегерская почта! Вот, Виктор Федорович, получите пакет.

ЯНУКОВИЧ (восхищенно разглядывая танк): Ни фига себе. Ты где это оторвал такую тачку?

МОГИЛЕВ (жизнерадостно): Не поверите – подарили. Студент один богатый раскошелился. Пришел к нам в отделение – и давай головой вниз на пол падать. Мои орлы говорят: «Ты, козел, поосторожней падай, а то убьешься еще, тварь пьяная, а мы опять виноваты останемся, падла, да мы тебя уроем тут, мразь, башку разобьем, и ничего нам за это не будет, гнида!»

ЯНУКОВИЧ (морщась): Опусти подробности, как говорят.

МОГИЛЕВ (смеется): Ну так вот, этот студент как узнал, что я на учения собираюсь, сразу захотел милицию отблагодарить за то, что жизнь ему спасли. И вот, купил мне вот этот прикольный танк…

ЯНУКОВИЧ: Короче, скажи ему, что мне тоже такой нужен. (Повернувшись лицом к строю, читает доставленную фельдъегерем почту). Так, бродяги, слушайте сюда. Поступила вводная от командующего учениями генерала Ежеля, блин, вернусь на гражданку, сниму его нафиг… Короче, как говорят, через час в непосредственной близости от нашей зоны высадится диверсионная группа Белых с целью захватить наш флаг. Наша задача – всех переловить и руки поотбивать. Можно, как говорят, стрелять на поражение.

БОЙЦЫ: Ура!

ЯНУКОВИЧ: Короче, бродяги, сейчас все быстренько на завтрак – и, как говорят, занимаем оборону.

ХОРОШКОВСКИЙ (неслышно вылезая из своего погреба): Завтрак сегодня отменяется.

ЯНУКОВИЧ (удивленно): Не вкурил. Что значит отменяется?!

ХОРОШКОВСКИЙ (сухо): Повар Богословская поймана лично мною за руку при воровстве кухонных кастрюль. Украденное изъято, получены признательные показания. Преступница закрыта в погребе на время следствия.

ЯНУКОВИЧ (возмущенно): Да когда она уже нажрется этими своими кастрюлями!.. И что, нам теперь голодными ходить, а, Холерий?

ХОРОШКОВСКИЙ (недобро щурясь): После Победы наедимся.

В строю слышны звуки возни и глухих ударов. Это сержант Тедеев отбирает у рядового Коровицына бутерброд с колбасой, сделанный мамой.

***

БЕЛЫЕ. ЛАГЕРЬ

(6.30)

Изюмский лес, пятью километрами западнее лагеря Синих. Заброшенная поляна на берегу безымянного притока реки Северский Донец. На поляне разбиты четыре палатки с партийной символикой БЮТ, Народной Самообороны, Гражданской позиции и Фронта перемен. Отдельно располагается хорошо замаскированный схрон, отгороженный от прочих двумя рядами колючей проволоки, на которых трепещут флажки ВО «Свобода».

Территория лагеря Белых сильно захламлена. Так, у палатки Гражданской позиции остывает с ночи наполненный пеплом мангал, рядом с ним валяются шампуры с недоеденными кусками мяса и пустой кукан, на сетке которого поблескивают остатки мелкой рыбьей чешуи. Там и сям валяются многочисленные окурки, не влезшие в переполненную консервную банку, очевидно, использовавшуюся в качестве пепельницы. Возле палатки Фронта перемен валяются капустные кочерыжки, морковные огрызки и пустые пакетики из-под кошерного сока «Джаффа». Повсюду разбросаны пустые бутылки из-под пива, но вокруг палатки Народной самообороны чисто. Прибрано и рядом с обиталищем БЮТ – перед входом в палатку наличествуют лишь веник и большие садовые грабли, аккуратно уложенные держаком в сторону реки.

В палатке БЮТ громко играет будильник мобильного телефона. Через полчаса из нее, сладко потягиваясь, выходит обильно накрашенная Юлия Тимошенко в украшенном блестками камуфляже «Луи Виттон» и наступает на грабли. Грабли звонко бьют ее по лбу, Тимошенко с размаху садится задом в траву.

ТИМОШЕНКО (злобно): Ну что за дурацкие шутки, я не понимаю! Сеня, твоя работа?

ЯЦЕНЮК (из палатки «Фронта перемен»): Нет.

ТИМОШЕНКО (примирительно): Ладно, ладно, ради единства демократических сил я готова пойти на уступки и не наказывать одного наглого фирташевского выкормыша.

ЯЦЕНЮК (вылезая из палатки): Ой-ой, напугали кролика морковкой! (Яценюк бросает на Тимошенко уничижительный взгляд из-под очков, и глаза его округляются): Ой, мама! Юлия Владимировна, почему у вас так губы распухли?!

ТИМОШЕНКО (злобно): Комары покусали.

ЯЦЕНЮК (ехидно): Что-то они слишком часто вас кусают в последнее время. Вы что, повидло ночью едите?

ТИМОШЕНКО (бормочет, прикрыв глаза): Ничего, ничего, ради объединения демократических сил я готова стерпеть все что угодно!.. Луценко!!! Подъем команда была!

ЛУЦЕНКО (с трудом выбираясь из палатки): Извини, Юля, немного проспал. Читал книгу почти до самого утра.

ЯЦЕНЮК (ехидно): То-то я смотрю, у вас глаза такие красные. Открыли для себя Дарью Донцову?

ЛУЦЕНКО (не менее ехидно): Нет, наконец-то прочел «Протоколы сионских мудрецов».

ЯЦЕНЮК (сухо): Позвольте напомнить вам, что я – чистокровный украинец, и все эти ваши грязные, подлые и вонючие антисемитские выходки меня совершенно не колышут!

Бросается на Луценко с кулаками, но Тимошенко преграждает ему дорогу.

ТИМОШЕНКО (улыбаясь): Не ссорьтесь, друзья, мы же объединенная демократическая оппозиция! У нас есть общий враг – Янукович!

ЯЦЕНЮК (остывая): Ну, положим, мне он ничего плохого не сделал…

ТИМОШЕНКО (багровея): Что-о?!

ЛУЦЕНКО (весело): Друзья, не ссорьтесь. Послушайте лучше анекдот. Значит, встречаются в гей-клубе два еврея…

ТИМОШЕНКО (поспешно): Юра, давай лучше потом расскажешь. Иди лучше полковника разбуди, а то он так до вечера продрыхнет.

ГРИЦЕНКО (выходит из палатки строевым шагом): Я уже, Юлия Владимировна, давно проснулся.

ТИМОШЕНКО: Так что ж не вышли по команде подъем?

ГРИЦЕНКО (сварливо): А чтоб вы не командовали. Кто вам вообще дал право тут командовать?

ЯЦЕНЮК: Да, кстати.

ЛУЦЕНКО (запальчиво): Как это – кто?! Да вы разве не понимаете, что только Юля сможет победить Януковича! Вы – проклятые «протывсихи»! Это именно из-за таких как вы…

ГРИЦЕНКО (сухо): Еще слово – и я вызову вас на дуэль.

ЛУЦЕНКО (шутливо поднимая руки): Все, все, молчу! Послушайте лучше анекдот. Встречаются, значит, в гей-клубе два «протывсиха»…

ТИМОШЕНКО (поспешно): Юра, я тебе сказала – потом расскажешь! У нас боевая задача, сейчас давайте все умываться и на построение.

ГРИЦЕНКО (возмущенно): Да что вы раскомандовались тут?! Вы, Юлия Владимировна, прежде чем умничать, должны для начала покаяться и очиститься!

ТИМОШЕНКО (с готовностью): Каюсь! Вот сейчас еще схожу в речку очищусь – и все будет хорошо, хи-хи.

Тимошенко достает из палатки большое махровое полотенце и, виляя бедрами, идет к воде.

ЯЦЕНЮК (шепотом): Купаться пошла. Айда подсмотрим, мужики!

ТИМОШЕНКО (громко): Я все слышу!

ЯЦЕНЮК (густо краснея): Пойду, пожалуй, бандеровцев наших будить.

Яценюк подходит к схрону, открывает умело замаскированную дерном крышку и засовывает голову внутрь.

ЯЦЕНЮК: Эй, есть кто-нибудь дома?

Из схрона наружу высовывается автоматный ствол и немедленно начинает стрелять. Чудом не задетый пулями Яценюк с воплем откатывается в сторону и судорожно выхватывает из-за пояса гранату.

ГРИЦЕНКО (залегая за граблями): Сеня, убери гранату, а то еще мимо кинешь! Я их и так, если надо, из автомата положу!

В этот момент из схрона перекатом вылетает Ирина Фарион, беспорядочно стреляя во все стороны. Объединенная демократическая оппозиция вжимается в землю.

ФАРИОН (ощерившись): А, кляті москалі! Зараз усіх порішу, трясця вашій матері! Друже Тягнибоче, лента за лентою набої подавай!

ТЯГНЫБОК (осторожно выбираясь из схрона с поднятыми руками): Не стріляйте, товариство, то їй поганий сон наснився.

Автомат Фарион щелкает пустым затвором.

ФАРИОН (возмущенно глядя на Тягныбока): Ну ж бо, Олеже, лента за лентою! Набої подавай, чого стовбичиш, телепню?!

ТЯГНЫБОК (осторожно гладя Фарион по растрепанной голове): Ірочко, не переживай, тут усі свої.

ФАРИОН: Які свої?! Де ти тут бачиш своїх?! (Резко поворачивается к Луценко): От тебе, легіню, як звати?

ЛУЦЕНКО: Юра.

ФАРИОН (злобно): Звіздюра! Ти не Юра – ти Юрко! А якщо ти Юра, то зараз я тебе розстріляю.

ГРИЦЕНКО (важно): Позвольте представиться – Грыцько.

ЯЦЕНЮК: А я – Яцик, ха-ха-ха.

ФАРИОН (подозрительно): Жид?

ЛУЦЕНКО (поспешно): Ребята, давайте сменим тему. Слушайте анекдот. Значит, короче, встречаются в аду Бандера и Шухевич…

ТИМОШЕНКО (подходя сзади): Что за шум, а драки нет?

Тягныбок раскладывает телескопическую удочку и, надев на нее флаг ВО «Свобода», начинает широко размахивать им в воздухе.

ТЯГНЫБОК (зычно): Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок!

ГРИЦЕНКО (удивленно): Позвольте, это же моя удочка! Кто вам разрешал…

ТИМОШЕНКО (примирительно берет его под локоть): Толя, тебе что, жалко какой-то удочки для объединения демократических сил?

ФАРИОН (кривляясь): Якого це ще «об’єдінєнія»?! Ти брехуха, я з тобою справ не маю.

Гриценко пытается отобрать у Тягныбока свою удочку, но тот начинает отбрыкиваться, а Фарион норовит ударить полковника прикладом по голове. Луценко наставляет на нее автомат. Яценюк достает гранату.

ТИМОШЕНКО (громко): Отставить! Прекратить!!!

В лагере Белых наступает временное затишье.

ТИМОШЕНКО: Значит так, люби мои. Согласно вводной, полученной нашим сплоченным отрядом от министра обороны Ежеля, наша диверсионная группа…

ТЯГНЫБОК и ФАРИОН (громко): Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Гань-ба! Гань-ба! Гань-ба! Гань-ба! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок!

ТИМОШЕНКО (повышая голос): …Наша диверсионная группа выбрасывается с вертолета в непосредственной близости от расположения Синих. Наша задача – застрелить Януковича.

ЯЦЕНЮК (подозрительно): Что, прям так и написано?.. Может, достаточно будет захватить флаг?

ТЯГНЫБОК и ФАРИОН (громко): Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Гань-ба! Гань-ба! Гань-ба! Гань-ба! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок!

ТИМОШЕНКО (кричит Яценюку в ухо): Да чтоб мне сквозь землю провалиться, если я вру! (Оступается и падает в схрон ВО «Свобода»).

ГРИЦЕНКО (возмущенно): Сеня, ну вот ты мне скажи, почему именно Юля нам зачитывает приказы министра обороны? Кто она такая?

ЛУЦЕНКО (громовым голосом): Только она сможет…

ТИМОШЕНКО (выкарабкивается из схрона): Молчать! Всем молчать!!! Гады проклятые, как же вы мне все надоели!!!

ТЯГНЫБОК и ФАРИОН (громко): Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Гань-ба! Гань-ба! Гань-ба! Гань-ба! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок!

ТИМОШЕНКО: Сейчас вертолет прилетит, а нам еще собираться! Прекратить балаган и быстро всем собраться в рейд по зачистке Изюмского леса от Януковича!

ГРИЦЕНКО: Я не понял, Юля, ты чего тут командуешь?

Тимошенко бессильно падает задом в траву, обхватив голову руками. Тягныбок и Фарион, не прекращая кричать, уходят в неизвестном направлении.

ЛУЦЕНКО (тоскливо): Вы куда, товарыство?

ТЯГНЫБОК и ФАРИОН (громко): Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Гань-ба! Гань-ба! Гань-ба! Гань-ба! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок! Тя-гни-бок!

По мере удаления товарыства вглубь леса скандирование стихает.

ЛУЦЕНКО (садясь рядом с Тимошенко): Юля, что ж теперь будет?

ТИМОШЕНКО (задумчиво поглаживая ствол автомата): А ничего не будет. Мы и вчетвером Яныка замочим. А потом вернемся и этих двоих тоже кокнем. А то они что-то в последнее время оборзели не по делу.

ГРИЦЕНКО (твердо): Я с вами никуда не пойду. Это противоречит моим принципам.

ЯЦЕНЮК: Я тоже. Давайте-ка, Анатолий Степанович, лучше вместе порыбачим – и по домам.

ГРИЦЕНКО (уныло): Товарыство мою удочку сперло… Разве что майкой мальков половить…

ЛУЦЕНКО (несмело): А вы слыхали анекдот про голого рыбака и анального сомика?

Гриценко, смерив весельчака уничтожающим взглядом, молча запихивает в рюкзак мангал с куканом.

ГРИЦЕНКО: Прощайте, друзья. А ты, Юля, приходи, когда очистишься.

ТИМОШЕНКО (устало) Да пошел ты, полковник.

ГРИЦЕНКО (мстительно): После этого я тебе руки не подам. (Уходит).

ЯЦЕНЮК (бросаясь следом): Эй, Анатолий Степанович, подождите меня! Вместе веселее!

ГРИЦЕНКО (из кустов): Без сопливых обойдусь.

ЯЦЕНЮК (обиженно): Ну и вали, нищеброд. Турист, мля, рыбак задрипанный. Тьфу! (Собирает вещи).

ЛУЦЕНКО (вздыхая): Слушай, Сеня, может, все-таки останешься? Сам же говорил, что вместе веселее.

ЯЦЕНЮК (строго): Ты лучше голодай, чем что попало ешь, И лучше будь один, чем вместе с кем попало! (Уходит в лес).

ЛУЦЕНКО (вдогонку): Катись колбаской!

ЯЦЕНЮК (из лесу): Чума на оба ваших дома! А ты, Юля, вообще пошла в жопу.

Некоторое время Луценко и Тимошенко сидят молча, несколько оглушенные случившимся. Затем Юлия Владимировна поворачивается к Юрию Витальевичу и испепеляет его взглядом.

ТИМОШЕНКО: Ну, Юра, а ты чего ждешь? Почему не уходишь?

ЛУЦЕНКО (удивленно): Ты что, Юля, совсем обалдела? Я никуда не собираюсь. Я с тобой и в горе, и в радости.

ТИМОШЕНКО: С чего бы это вдруг такая верность, а, Юрочка? Все нормальные люди от меня ушли, а ты все еще здесь. Чего ты хочешь? Каковы твои тайные замыслы?.. О, я знаю, куда ты нацелился. Хочешь после того, как я стану Президентом, в премьерское кресло вскарабкаться, да? А потом подсидеть меня, как меня подсидел Ющенко, да?!

ЛУЦЕНКО (в шоке): Юля, да я…

ТИМОШЕНКО (впадая в истерику): Молчать! Пошел вон отсюда! Давай-давай, собирай манатки!

ЛУЦЕНКО (растерянно): И куда же я пойду?

ТИМОШЕНКО: В ЕЦ к Олесе Оробец, ха-ха-ха!

Луценко медленно встает и бредет прочь.

ТИМОШЕНКО (издевательски): Книжку свою забери, ты, полиглот!

ЛУЦЕНКО (печально): Оставь себе на память.

ТИМОШЕНКО: Очкарик!

Оставшись одна, Тимошенко некоторое время мечется по лагерю, давая волю своей ярости, потом падает задом в траву и заливается горькими слезами.

***

СИНИЕ. ЛАГЕРЬ

(20.15)

Бойцы Синих, устав от долгого, но безрезультатного ожидания атаки Белых, собрались на плацу и занимаются каждый своим делом – в большинстве своем режутся в нарды на интерес. Из казарменной палатки раздается мерный храп дедов, а из подвала особого отдела – истошные вопли Вавы Литвина. Несколько часов назад изголодавшийся Вава был пойман за руку Валерием Хорошковским в тот момент, когда крал из тумбочки товарища кусок домашнего сала. Теперь гламурный особист пытал его, окуривая вонючим лаком для волос. Цель пыток, в общем-то, была непонятной, но Хорошковский получал от них удовольствие, и этого было достаточно.

Главнокомандующему было немного жаль Ваву, однако он с некоторых пор побаивался возражать Хорошковскому: особист – он и есть особист, поэтому Лидер заглушал муки совести громким бренчанием на гитаре.

ЯНУКОВИЧ (поет):

Да, война, война, война,

Дурная тетка, стерва она.

Эх, война, война идет,

А пацана девчонка ждет.

ЧЕЧЕТОВ (заискивающе): Что, Виктор Федорович, по Люсе скучаете?

ЯНУКОВИЧ (поперхнувшись): Чечетов, у тебя юмор? Я тебе сейчас покажу юмор!

АЗАРОВ (подходя к беседующим): Ну что, люби друзи, мы перемагли, вораги так и не напали! Я вже видправил фильдегеря з доповедью к министру Ежелю. Наступного дня Билым зарахуют техничну паразку, и мы сможемо уже завтра сранку ихати по домам.

ЯНУКОВИЧ (с сомнением): Сранку?

АЗАРОВ (торжествующе): А то як же!

Внезапно расположение Синих заполняют испуганные крики, топот сапог и щелканье затворов. Все трое оборачиваются на шум и видят Юлию Тимошенко, гордо шествующую по плацу в направлении командования.

ЯНУКОВИЧ (пронзительно): Шухер!

ЧЕЧЕТОВ (переводит): Боевая тревога!!!

ТИМОШЕНКО (подходя к Януковичу): Поздно, твари.

АЗАРОВ (наводя на Тимошенко автоматный ствол): Шо поздно? Ты ж без оружия, или я чего-то не понял? Я ж тебя сейчас…

Тимошенко распахивает плащ-накидку от «Луи Виттон», и под ней обнаруживаются многочисленные связки тяжелых оборонительных гранат Ф-1 – не менее тридцати штук, причем, только спереди. К чекам четырех из них привязаны веревки, концы которых находятся в крепко сжатых кулаках экс-премьера.

Чечетов громко делает в штаны.

ЯНУКОВИЧ (побледнев): Юлька, вместе ж сдохнем.

ТИМОШЕНКО (весело): То-то в народе радости будет!

АЗАРОВ (дрожащим голосом): Юля, я ж с тобой на Майдане стояв у помаранчевом шарфике, памьятаешь?

ТИМОШЕНКО (резко): Молчать, капуста!

Азаров теряет сознание.

ТИМОШЕНКО (печально): Прощай, Витя. Жаль, что у нас не срослось тогда летом, помнишь?

ЯНУКОВИЧ: Так давай сейчас вступай в коалицию. Литвин уже все равно не жилец, его Хорошковский кончит до утра.

ТИМОШЕНКО: Нет, Витя, поздно уже. Пропало все!

Она уже начинает тянуть за смертоносные веревочки, как вдруг на арене появляется новое действующее лицо – бывший Президент Украины Виктор Ющенко. Он одет в униформу козацкого пластуна и вооружен аркебузой, а также связкой боевых свистулек.

ЮЩЕНКО (идиотски улыбаясь): Привіт усім любим друзям! Де тут в армию записують?

ЯНУКОВИЧ (сквозь зубы): Беги, дурак!

ЮЩЕНКО (еще более идиотски улыбаясь): А я вам меду приніс. Сидів жер його, жер, уже, ви не повірите, вибачте, жопа злиплася…

Тимошенко разворачивается к Ющенко всем телом и впивается в экс-президента испепеляющим взглядом. На ее губах блуждает безумная улыбка.

ТИМОШЕНКО (ласково): Янукович, свободен. Кажется, у меня появилась компания получше…

Янукович, Азаров и Чечетов не заставляют себя долго упрашивать. Они быстро убегают за Избушку Егеря и залегают там, прикрыв головы руками.

ЮЩЕНКО (простодушно смотрит на Тимошенко): Привіт, бомжихо! Нахапалася гранат, як сучка бліх?

Тимошенко молча бросается в объятия экс-гаранта.

ТИМОШЕНКО (шепотом): Прощай, проклятый гад. Все из-за тебя. (Активирует запалы гранат).

Долгое время ничего не происходит, пока, наконец, Янукович не выходит из укрытия, изрыгая грязные ругательства.

ЯНУКОВИЧ: Вот проклятый Ежель, чтоб его негры покусали! Даже запалы от гранат продать налево умудрился. Ну вот скажи, Яныч, как с такими людьми строить новую Украину?!

Азаров молчит. Он опять потерял сознание. Тем временем Ющенко и Тимошенко продолжают жарко обниматься и что-то щебетать друг другу на ухо. Янукович подходит поближе и прислушивается.

ТИМОШЕНКО (жарко): А я уж думала, ты мне никогда не предложишь.

ЮЩЕНКО (тупо): Так, медок у мене унікальний.

Продолжая обниматься, оба уходят прочь.

ЯНУКОВИЧ (ошалело): Эй, вы, демократия! Вы куда?

ТИМОШЕНКО (машет Януковичу ручкой): Пошептаться надо. У нас большие планы на будущее.

ЯНУКОВИЧ (тупо): А…

АЗАРОВ (приходя в себя): Ура, Виктор Фйодорович, пиримога! Ворог бежал!

ЯНУКОВИЧ (тупо): Ага.

Он в глубокой задумчивости поднимает с травы гитару и берет несколько аккордов. Одна из струн лопается и больно бьет его по пальцам.

СИМОНЕНКО (трубит в кожаный горн): Рота, отбой! Отбой команда была!

На голову дневального падает душистая портянка Михаила Бродского. В подвале Хорошковского кричит несчастный Литвин. Анна Герман стирает Коровицыну носовой платок.

Жизнь идет своим чередом.


Василий РЫБНИКОВ

Версия для печати  Версия для печати

10 Сентября 2010 16:15


 

 

Генпрокурор Луценко каже, що 31 травня врятував ціле місто. На яку нагороду він, на Вашу думку, за цей вчинок заслуговує?

Запрошення на чергове засідання РНБО України (6)

Обрання членом РНБО врятованого їм міста (15)

Дострокового присудження звання Генпрокурор-лейтенанта (17)

Повного зібрання підручників юридичного вишу (73)

Червоного диплома юриста з золотими літерами (9)

Медалі «Рятівник Третього Тисячоліття» (150)

Урочистого рукостискання від Зеленського (62)

Введите, пожалуйста, цифры с рисунка: